Главная > Архив > Стройбат. Ванино

Стройбат. Ванино

Ванино. Командировка
Июнь-Декабрь, 1989 г.

Армейский календарикСлева, на картинке календарик, который помогал мне дожидаться дембель.

Казарма

После летней степной вольницы, вновь привыкать к строгостям казарменной жизни было весьма не просто!

Нас определили в роту местного стройбата, в казарму, вмещающую в себя примерно человек сто военных строителей.

Представьте себе длинное помещение с четырьмя рядами двухъярусных коек (в торце каждой двухэтажки два табурета, сбоку тумбочка) и широкий проход посередине. — именно вот так выглядела спальная часть стандартной солдатской казармы. Кроме спального отсека, самого большого по размерам, в казарме было еще несколько очень важных для солдатской жизнедеятельности помещений, располагающихся обычно около входа. Это туалет с умывальной комнатой, гардеробная-сушилка для одежды и обуви, комната, где можно было погладиться, подшиться(имеется ввиду подшивка воротничка к гимнастерке), и ленинская комната.

В ленинской комнате, как в школьном классе, стояло несколько рядов столов и стульев для полит-занятий, стены были украшены портретами Ленина, полковыми знаменами, фотографиями командного состава и особо отличившихся бойцов. Полит-занятия проводились каждое воскресенье и на них можно было всегда замечательно вздремнуть. Практически все мои сослуживцы обладали такой волшебной возможностью — спать сидя …

На тумбочке

Еще один важный аксессуар любой солдатской казармы — это тумбочка дневального, небольшое, как правило деревянное, возвышение на полу, прямо напротив входной двери. На тумбочке всегда стоял дневальный. Каждый, кто входил в дверь должен был отдать ему честь и получить честь в ответ. При входе ротного или полкового начальства дневальный командовал: “Рота смирно! Дежурный по роте на выход!” Подбегал дежурный, старший над дневальными, и докладывал начальству о текущей обстановке в роте.

Дневальных назначали на сутки в количестве двух рядовых, которые сменяли друг друга, если я правильно помню, каждые четыре часа. Пока один из дневальных караулил тумбочку, второй либо спал, если это было ночное время, либо следил за порядком в расположении роты, либо выполнял какие-нибудь мелкие поручения ротного начальства.

В нашей хабаровской части, у командира штаба, майора Горелого (солдаты звали его Паленым) была зловредная привычка приходить в роту под утро, проверять, как дневальный несет службу. Это самое критическое для дневального время! Просто со страшной силой тянет в сон, ноги ноют и категорически отказываются держать измученное тело, а в голове вакуум — какая-то бездонная черная дыра … Очень тяжело выстоять!

И если в это время Паленый находил дневального спящим, то поступал совершенно по иезуитски. Вместо того, чтобы просто разбудить сомлевшего воина и дать ему в рог, он тихонько снимал часы, которые висели на стене над тумбочкой, и уносил их с собой. А уже днем приходил, тыкал пальцем в стену и злорадно вопрошал: “Где?!”. Понятно, что ответ на этот вопрос мог быть только один: “Простите, товарищ майор, прое…!” После чего Паленый минут пять орал брызгая слюной на провинившегося солдата, назначал ему несколько нарядов вне очереди и вполне удовлетворенный уходил в штаб.

Первое дежурство

Никогда не забуду, как в самом начале службы я впервые был назначен дневальным …

Это был карантин, самая первая неделя в армии, когда нас привезли в Белогорск и закрыли в казарме, в специальной казарме для новобранцев, по армейской терминологии “духов”.

Каждый день, сразу после отбытия ротного начальства на ночной отдых в ленинской комнате собиралась теплая компания. Пели песни под гитару, курили, гоняли чаи. Вот и в ту ночь, когда я встал на тумбочку, было все то же самое.

Помню постоял на тумбочке немного, а потом решил не париться, закрыл входную дверь на ключ и тоже пошел к ребятам в ленинскую комнату развлекаться. Мне тут же всучили в руки гитару в зубы папироску …

Помню, только затянул какую-то грустную песню, как в коридоре раздался страшный треск и рев, напоминающий рев подраненного медведя. Через секунду дверь ленинской комнаты распахнулась и в помещение ворвался разъяренный командир роты …

Пришедший с неожиданной инспекцией ротный сначала рассвирепел, когда обнаружил, что дверь закрыта, а тумбочка дневального пуста (дверь была наполовину стеклянная — тумбочку через нее хорошо видно), а потом, когда одним ударом выломав хлипкий замок ворвался в ленинскую комнату, вообще обалдел от представшей перед его взором живописной картины: дым, как говорится, хоть топор вешай, куча народа сидит кто на столах, кто прямо на полу, трех-литровый баллон с чаем, карты, я с гитарой … и это все после отбоя, когда мы уже давно должны быть разложены по койкам и видеть десятые сны.

Первое изумление от увиденного прошло, и ротный опять взревел: “Кто дневальный?!” А когда выяснилось, что я, подошел, вырвал гитару из рук и обрушил ее прямо мне на голову! Хорошо успел подставить руку … об нее гитара и разбилась. Если бы не хорошая реакция, узнал бы на практике, что такое “Испанский воротник”!

После этой вспышки ярость ротного быстро пошла на убыль, он еще поорал на меня по инерции, в основном используя нецензурные выражения, пообещал, что назначит навечно “Командиром туалета”, в том смысле, что заставит каждый день чистить толчок с помощью только одной зубной щетки, загнал народ в койки и убыл домой.

Страху натерпелся! Думал, что убьет, минимум покалечит. Такой вот стресс в самом начале службы!

Свои среди чужих

Наш маленький отряд воинов-электриков из Хабаровска, состоящий из пяти человек, хотя и располагался вместе со всей ротой, но был все-таки немножко на особицу. К примеру, когда каждый вечер перед отбоем сержанты гоняли личный состав в кровать и обратно, так сказать репетировали идеальный отбой, мы спокойно лежали в своих постелях и наблюдали за всем этим сумасшедшим домом как бы со стороны.

В нашей родной части, в Хабаровске, тоже такой тренинг время от времени проводился, но, уж конечно, далеко не каждый день. Видимо здесь — это было любимое развлечение у младшего командного состава. К тому же, веселья добавляли пинки и зуботычины тем, кто отставал от основной массы: не мог достаточно быстро сорвать с себя х/б, так в армии называли сделанную из хлопка и бумаги форму, и запрыгнуть в койку.

На подъеме тоже особенно не торопились, обычно ждали когда подгоняемая пинками и ударами деревянных досок, которыми при заправке постелей делали идеально ровные прямые углы на одеялах, рота местных воинов строилась и убывала на завтрак. После чего спокойно вставали одевались, заправляли койки, тоже строились, только конечно без всяких физических стимуляторов и шли завтракать в местную столовую.

Зима

Наступила зима, морозная, суровая ванинская зима. Жизнь еще больше осложнилась. В казарме хоть было тепло, но, к сожалению, для того чтобы поесть, или справить нужду, из казармы надо было выходить! Ну и работали, конечно, тоже на улице.

Туалет

Особенно напрягали походы в туалет. Гарнизонный туалет был неотапливаемый и без освещения. Такой каменный барак с дверной рамой, в которой не было двери, и с окнами, в которых не было стекол. Посередине барака был устроен каменный помост с двумя рядами дырок, без всяких перегородок между ними, или еще какой-нибудь интеллигентской чепухи. Из каждой дырки торчали вершины обледеневших фекальных сталагмитов. Вершины сталагмитов время от времени скалывали, когда они начинали чересчур сильно выпирать.

Когда посещали туалет по малой нужде — это еще туда-сюда, но вот отправление более серьезных надобностей каждый раз превращалось в довольно серьезное испытание на прочность. Просто представьте себе на секунду: на тридцати-градусном морозе, в темноте, да с голой ж… в которую так и норовит упереться фекальный сталагмит! Брр …!

Наш гражданский начальник жил в общежитии в жилом поселке рядом с частью. Когда по каким-нибудь делам нужно было к нему зайти, я обязательно посещал местный клозет. Помню, каким наслаждением было сидеть в теплом, светлом и чистом туалете! Словами не передать! Во истину, все познается в сравнении. Сейчас у всех у нас такие прекрасные туалеты, а мы не ценим!

Продолжение следует …

Ссылки в тему:

Стройбат. Замерщик
Стройбат. Батыр
Стройбат. Ванино

Из моего армейского творчества:

Долг Отчизне
Я в строю, я солдат

Реклама
Рубрики:Архив Метки: , ,
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: