МОИ АВТОУНИВЕРСИТЕТЫ. Часть I. Обучение

МОИ АВТОУНИВЕРСИТЕТЫ

ПРОЛОГ

Никогда бы не подумал, что я способен на такие безрассудства!
Случилась эта история в каком-то девяносто-лохматом году. Я тогда уже несколько лет как жил в Москве. Поехав на пару-тройку недель в Германию, в гости к моему другу Эдику, я совершенно не предполагал, что обратный путь будет столь опасен и тернист!

А вообще, всё произошедшее — не что иное, как реальная иллюстрация к основополагающему принципу Нашего Российского Человека: Сотвори себе проблему, а потом реши её!

ЧАСТЬ I. ОБУЧЕНИЕ

Всё началось с того, что где-то на второй, или на третий день после приезда, сидя на диване в уютной Эдькиной гостиной, то ли от любопытства, то ли от нечего делать, я заглянул в газету, немецкую версию нашей любимой «Из рук в руки» (или “ Из брюк в брюки “ — это вариант прочтения нашего друга Володи). Попал, конечно, сразу в отдел автотранспорта. Количество продаваемых, подержанных машин просто поразило, но, что вообще повергло в шок — это фантастически неприличная дешевизна!

В голове тут же родилась гениальная по своей простоте и конструктивности мысль: “ Я должен купить машину»! Мысль эта весьма быстро окрепла и переросла во всеобъемлющее желание. Теперь, я точно знал, что без машины отсюда не уеду. Тот факт, что я не умею водить во внимание не принимался. Права то у меня были!

Права на вождение автотранспорта я приобрёл по случаю, незадолго до описываемых событий, — приятель предложил за недорого.

Не откладывая дела в долгий ящик, я тут же усадил Эдьку за обзвон понравившихся мне объявлений, сам-то по-немецки ни бельмеса, и, уже через часик мы ехали смотреть машину.

ПОКУПКА МАШИНЫ

Осмотр происходил на бензозаправке. Там работала хозяйка машины. Было уже темно, поэтому осматривали авто при свете электрических фонарей. Обошли вокруг машины, заглянули в салон, подняли капот — убедились, что мотор на месте… и на этом, собственно говоря, процедура осмотра закончилась. Увиденное и осмотренное, нам очень даже понравилось за исключением, разве что, наполненной окурками пепельницы. Но этот недостаток был признан несущественным и мы тут же обменяли деньги на техпаспорт.

Конечно, первоначально за руль сел Эдик, чтобы достойно покинуть место покупки, но только выехали с заправки, как я сразу заныл, что хочу попробовать порулить. Видя моё неуемное возбуждение, Эдька припарковался к бордюру, и мы поменялись креслами.

И вот настал мой звёздный час! Я за рулём своего собственного автомобиля! Правда восторги сразу же закончились, как только я повернул ключ зажигания и попытался начать движение. Тронуться удалось раза с десятого, но всё это были только цветочки по сравнению с собственно движением в транспортном потоке!

Буквально на первой же минуте я понял, что мои представления об управлении автотранспортом, как об очевидно несложном процессе, типа: рули рулём, дави педалём — мягко говоря далеки от реальности. На деле, контролировать скоординированную работу всех своих основных конечностей оказалось очень даже нелегко.

Например, чтобы просто переключить скорость требуется одновременно правой ногой нажать педаль газа, левой выжать педаль сцепления, правой рукой ухитриться переставить рычажок переключения скоростей в нужное место продолжая левой рулить и при этом ни на секунду не ослабляя всеобщий контроль за ежесекундно меняющейся ситуацией на дороге! С такой мультизадачностью не каждый современный компьютер справится!

До дома доехал в полуобморочном состоянии — рубашку можно было просто выжимать. Если бы не чёткие команды Эдика, то эта, моя первая автомобильная прогулка закончилась бы весьма скоро и весьма плачевно!

Вообще, надо отдать должное преподавательским талантам Эдьки! Можно сказать, что мне очень повезло, что первые шаги по направлению к завоеванию кубка Формулы 1 прошли под руководством такого хорошего инструктора. Всегда спокоен, что называется без шума и пыли, Эдька уже одним тем, что сидел рядом гасил мою нервозность и вносил в эту откровенно суицидальную ситуацию изрядную долю здорового оптимизма.

Потом было очень хорошо! Сидели на кухне, ели что-то вкусное, пили отменное немецкое пиво и вновь и вновь, раз за разом прокручивали детали моей первой поездки. Самое удивительное было то, что худо ли бедно, но я доехал! Прибавил, конечно, себе седых волосков, себе и Эдьке, но ведь доехал! За это стоило выпить!

Практически всю ночь не мог заснуть. Скорее больше не от пережитого, а от сознания того, что за окном стоит моя прекрасная машина и, уже совсем скоро, я опять сяду за её волшебный руль! А может и от тревожных мыслей о том, что на всё про всё, на всё обучение у меня есть только десять дней! А потом будет долгий, полный опасностей и неизвестностей, путь. И смогу ли я, учитывая мой смехотворно малый опыт вождения, добраться до дома — это был большой вопрос!

ОБУЧЕНИЕ. ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. НЕПУГАННЫЕ ПЕШЕХОДЫ

На следующий день началось обучение вождению на автомобиле в школе имени Эдика.

Эдька отвёз меня на какой-то пустынный плац, где я, целый день, только и делал, что трогался, переключал скорости, останавливался, потом опять трогался, сдавал задним ходом, поворачивал, включал и выключал поворотники… и так до бесконечности! Наконец-то Эдик удовлетворенно кивнул и велел рулить на большую дорогу — ехать домой.

На дороге я опять было запаниковал, но чёткие команды Тренера оказали своё устаканивающее воздействие и немного меня успокоили.

— Неужели можно ехать и получать удовольствие от самого процесса? — спросил я Эдика, с замиранием сердца протискиваясь между встречной и припаркованной у тротуара машинами.
— Можно, — ответил Эдька, — но, как правило, не на второй день после того, как впервые сел за руль!
— А на десятый? — с надеждой продолжал я допытываться, помня, что до отбытия на родину остаётся чуть больше недели.
— Ну, если доживём до десятого, думаю, что получишь удовольствие! — Улыбнулся Эдик. — Так, теперь притормаживай, аккуратно подъезжай к светофору и тихонечко поворачивай направо пока зелёный.
— Есть, шеф! — бодро ответил я и приступил к выполнению миссии.

И всё бы исполнил как надо, если бы не какая-то пожилая, немецкая фрау, возникшая из ниоткуда, прямо перед капотом машины. Материализовалась она как будто прямо из воздуха, и я, естественно, растерялся, хоть Эдька и кричал, тормози!

Вспоминать какой ногой и какую педаль жать, было уже некогда. Я резко выкрутил руль влево и, на глазах у изумленных водителей машин, ждущих разрешающий сигнал светофора на дороге, куда я поворачивал (уверен, — немцы таких аттракционов отродясь не видывали), выкатился поперек, на встречку, и только после этого благополучно остановился перекрыв собой две из трех, заполненные ждущими зелёного светофора фольксвагенами, аудями и мерседесами, полосы.

Хорошо, что Эдька и тут не растерялся:

— Так, живо меняемся местами и сматываемся пока полиция не нарисовалась! — вполне даже хладнокровно, скомандовал он и выскочил из машины.

Я переполз на соседнее сиденье, сжался в комочек и даже не попискивал пока Эдик разруливал ситуацию, выруливая и отруливая от этого неблагополучного перекрестка!

Полиция в Германии, не такая коварная и вымогательная, как прячущиеся по кустам Российские гаишнички, но уж если нарисуется, то уж точно — хрен сотрешь! И откупиться сторублёвкой-стоевровкой точно не получится. Огребать придётся по полной программе! А программа у них богатая! Начиная с заоблачных штрафов и заканчивая отсидкой в тюрьме. Поэтому, то, что нам удалось покинуть театр военных действий тихо-мирно и без человеческих жертв, было расценено нами же, как большая удача.

— Вот такая у нас страна: Непуганных Пешеходов! — Уже вечером, глубокомысленно изрёк Эдька.

Мы сидели на уютной Эдькиной кухне в лёгком томлении ожидая традиционное немецкое блюдо, — картошку фри с сардельками, которое доходило до нужной кондиции в духовке, и попивая традиционный немецкий напиток — пыво.

— Они же тут привыкли все, что стоит пешеходу оказаться в полуметровой близости от бордюра, как все движение мгновенно замирает!
— Да и я бы замер, если бы знал как! — в возбуждении от вновь накативших воспоминаний, я сделал слишком большой глоток и чуть не захлебнулся.
— Ладно, ладно, успокойся… ну задавил бы одного наглого пешехода, глядишь другим неповадно было бы на машины бросаться!

Да, может Эдька успокоить!

Ночью опять не спал. Первую половину дёргал ногами, имитируя акт торможения, и пытаясь запомнить правильную ногу. Завтра, всё-таки, опять на трассу. Вторую — представлял чтобы было, если-бы я и руль не догадался выкрутить и, всё-таки, задавил бы этого нахала. Немецкие тюрьмы наверняка более комфортабельны чем наши зинданы, но мысль о том, что я был на волоске от того, чтобы на своей шкуре проверить это допущение, сон, почему-то, тоже не навевали!
АССИСТЕНТ НА РУЧНИКЕ

На третий день, я уже более или менее освоился с управлением своим, горячо любимым, транспортным средством. Уверенно трогался, не включал вместо поворотников дворники и почти не путал педаль тормоза с педалью газа!

Правда, в моём искусстве вождения по прежнему оставались слабые места.

Ландшафт уголка Германии, где живёт Эдька, можно, с полным правом, отнести к пересеченным. Дороги постоянно выписывают синусоиды, то вползая в гору, то ныряя с горы. И горки эти, как того печально известного Сивку из поговорки, чуть-было меня не укатали.

Проблема заключалась в том, что при любой остановке в потоке машин на подъёме, я сразу переполнялся адреналином с ужасом ожидая момента, когда надо будет вновь начать движение!

Мне не удавалось, несмотря на ночную тренировку, быстро перенести ногу с тормоза на газ, и, после этого, правильно сдозировать нажатие педали. Обычно машина либо прыгала вперёд от передоза и глохла, либо глохла от недостатка бензина в камере сгорания (подробное описание принципов работы двигателя внутреннего сгорания в следующей главе! Шутка!). И тот и другой варианты совершенно меня не устраивали, поскольку, во-первых, приводили к заторам, во-вторых, представляли серьёзную опасность кузову впереди стоящей машины.

Я, по природе, человек чрезвычайно деликатный, и такое вопиющее хамство с моей стороны по отношению к другим участникам дорожного движения, очень нервировало.

Хорошо, что выход из этой неприятной ситуации был найден довольно быстро!

Был разработан следующий метод: останавливаясь на горке, я ставил машину на ручной тормоз и держал ногу на педали газа не отвлекаясь на тормоза. Затем стартовал так, как будто мы стояли на ровном месте, а Эдька в нужный момент снимал машину с ручника. Вот и всё! Просто и гениально! Очень рекомендую такую методу, если у кого возникнут аналогичные проблемы.

— Дааа, старик, тебе сразу нужно было покупать машину с приложенным к ней ассистентом для отжимания ручника! — смеялся Эдик
— Меня удивляет другое! — ответствовал я. — Насколько я знаю, у нас в России, подавляющее большинство автомобилистов ручником не пользуются. У многих этот рычаг вообще не работает — выполняет, можно сказать, чисто декоративные функции. Как же они ездЮт?!
— На ум приходят только два варианта. — Эдька почесал репу. — Либо в России вообще нет горок, либо они всё время ездят исключительно под горку!
— А помнишь, как Порох рассказывал… когда он ездил по турпутёвке в горы на первом инструктаже им объясняли, что такое ледоруб и как его использовать в различных ситуациях. К примеру, если вывихнул ногу — нужно привязать ледоруб к бедру, если сломал руку — то к плечу, сильно ударился — приложи ледоруб к месту удара в качестве заморозки…
— И к чему ты это вспомнил?
— Так Порох тоже сильно удивлялся после этого инструктажа, как это в наших больницах без ледорубов обходятся!

В конце концов мы достигли такой виртуозности в выполнении этой операции, что для меня, что в горку, что под горку стало всё едино! Уровень адреналина упал до приемлемого, и жить стало ощутимо легче!

Беспокоила только одна мысль: как ещё долго Эдька согласится ассистировать мне в качестве ручного тормоза! И, к моему ужасу, оказалось, что совсем не долго! Как-то забылось, что у него кроме контроля ручника есть ещё и другая работа. Не такая важная, конечно, но, тем не менее, требующая его присутствия. Неделя отпуска — всё, что Эдику удалось выпросить у начальства в связи с приездом высокого московского гостя, незаметно подошла к концу. Завтра первый рабочий день!

— Ну вот, а ещё друг называешься! А что если я завтра повторю подвиг Гастелло, или, например, заблужусь совсем в вашей дурацкой Германии?!

Но Эдика было не так-то просто вывести из душевного равновесия:

— Ничего, ничего! Тебе всё равно рано или поздно нужно переходить в одиночный разряд. Ты же знаешь, в Москву, я с тобой поехать не смогу, так что будь ласка — тренируйся!

Нужно ли говорить о том, что эту ночь я тоже почти не спал. Шутка ли, — завтра мой дебют в качестве самостоятельного водителя! Хорошо подготовленным к этой роли, я, почему-то, себя не чувствовал.

ПЕРВЫЙ САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ВЫЕЗД

Проснувшись на следующий день с завтраком, в отличии от обычного, я не торопился. Привыкнув к мудрому руководству моим рулением со стороны Эдика, когда, как только я чувствовал хоть малейшее затруднение, следовали чёткие указания, что нужно делать, было страшно отправляться в дорогу одному, зная, что сегодня этого руководства не будет, а, значит, можно рассчитывать только на свои силы, доверие к которым, я, почему-то, не испытывал.

Выйдя на улицу и сев в авто просидел, наверное, минут пятнадцать, прежде чем решился повернуть ключ в замке зажигания.

— Ну, с Богом! — в конце концов подбодрил я себя и вырулил на дорогу.

Моя машина, как и большинство других, ночевала прямо на улице, около дома. В Германии, по крайней мере в той её части где живёт Эдик (небольшой городок Виттен, что под Дортмундом), практически все люди паркуют свои машины прямо на улице. Причём делают это совершенно спокойно, не беспокоясь, что с машиной может что-то случиться. Зачастую даже не закрывают дверцы на замок! Если же у кого есть гараж, то машина туда ставится, но ворота, опять же, не закрываются.

— А у нас, — сказал я Эдику — не только машину обязательно закрывают на замок и ставят на сигнализацию, но ещё и обязательно снимают магнитолу, а, иногда, и аккумулятор!

Эдьку этот факт чрезвычайно удивил и позабавил.

— А колёса, у вас, не снимают и домой не заносят?!
— Ты зря смеёшься! Обязательно заносили бы, если бы габариты квартир позволяли. Но колёса, по любому, не оставляют без внимания. Ставят, так называемые, секретки. Это, когда вместо одного из четырёх стандартных болтов, которыми колесо крепится к ступице, ставится один с нестандартной головкой, чтобы невозможно было открутить обычным ключом.
— Да, не просто жить в России! — задумчиво протянул Эдик.
— Не просто, но интересно! — а что ещё я мог сказать!

Во время описываемых событий, я ещё не принадлежал к великому клану автолюбителей, точнее только-только примкнул к нему, поэтому мои знания о многочисленных проблемах автовладельцев в России базировались, исключительно, на опыте уже лошадных друзей.

С приобретением «Гришки», — а именно так я назвал своего первого, верного, железного коня вступила в силу пословица: «Не было печали — купила баба порося!». Это был опель-кадет с фантастически немыслимым цветом кузова! Не поверите, но меня не раз останавливали на дороге ГАИшники только для того, чтобы спросить, как называется этот цвет, или просто выразить восхищение. Позже один знаток все-таки определил название, как «Пинто Дьяболо», если я правильно запомнил.
В своей российской бытности мой бедный Гришка претерпел ужасные страдания проживая во дворе, под окнами! Каким только чудовищным актам вандализма он не подвергался! Гришке били зеркала, стёкла, просто били и царапали кузов, один раз оторвали бампер, залазили в салон и уносили от туда всё, что можно унести, вплоть до салфеток …! Кошмар какой-то. Мы живём в окружении каких-то моральных уродов! И, как из этого окружения выходить? Эдька, вот, нашёл выход. Но он же немец по национальности, а тем кто не немец и не еврей, что делать?! Печально всё это! Радует только тот факт, что если успокоиться и подумать начинаешь понимать, что нормальные люди все-таки есть!

ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ РЕКОГНОСЦИРОВКА

Первые несколько минут ехалось довольно уверенно. Сказывалось то, что первые повороты и светофоры на дороге я прекрасно помнил, т.к. не раз проезжал по ним вместе с Эдиком. Но когда началась менее знакомая часть города, уверенность меня тут же покинула, зато вернулись страх и нервозность.

Остановившись у ближайшего бордюра, немного успокоившись и подумав, мне удалось найти конгениальное, по своей простоте и силе решение! А решил я, продолжать движение только после предварительной рекогносцировки впереди лежащей местности. Просто надо точно знать, что ждёт нас с Григорием за ближайшим светофором, или поворотом, и всё будет прекрасно!

Выйдя из машины, я пошёл вперёд, стараясь запомнить все нюансы дороги. «Так, к этому светофору подъезжаю в крайнем левом и сразу ухожу в поворот. Потом проезжаю под мостом и поворачиваю вправо. Вот здесь остановлюсь и потом следующая рекогносцировка…» Примерно таким образом я просканировал ближайшие метров сто дороги и, вернувшись к машине, уже с более спокойным сердцем тронулся с места.

Так и проездил целый день. Несколько раз попадал в острые ситуации, но, слава Создателю, ничего серьёзнее царапины, которую я нанёс, выбираясь с очередной стоянки, впереди стоящей машине, имеющей неосторожность припарковаться впереди меня, не произошло.

ПРИКЛЮЧЕНИЕ НА ПАРКОВКЕ

Ближе к вечеру, заехав на паркпляце (нем. Парковка) одного из больших продуктовых супермаркетов, я решил, что вполне заслужил небольшой отдых и что-нибудь вкусненькое для пополнения изрядно потраченных, в течении этого весьма напряженного дня, запасов энергии. Выйдя из машины, закрыл дверцу, подошёл к багажнику, достал сумку, захлопнул крышку и, вдруг почувствовал, что машина пришла в движение — покатилась прямо на меня!

Паркпляц был с лёгким уклоном, а я, конечно, все забыл и не поставил машину ни на ручник ни на скорость! Хорошо ещё, что уклон был небольшой и, даже не будучи Гераклом, удерживать Гришку хоть и с трудом, но удавалось. Но переместиться в салон и поставить машину на ручной тормоз, я все-же не решался. Мог и не успеть. В этом печальном случае, корма моего Гришки оказалась бы аккурат в боку шикарного Мерса, стоящего немного сзади прямо по курсу!

Не знаю сколько время пришлось бы так стоять, упершись в Гришкин багажник, если бы не остановившийся рядом Фольксваген, из которого выполз субтильного вида немецкий паренёк. Паренёк тут же просёк ситуацию и обратился ко мне произнеся длиннейшую фразу на немецком видимо предлагая помощь. Я сказал Данке Шён, показал пальцем на кресло водителя, а потом изобразил, как дергаю рукой рычаг ручного тормоза. Немец без лишних слов засунул голову в машину, поднял рычаг и ушёл даже не дослушав до конца мои велеречивые выражения благодарности. Так очередная острая ситуация разрешилась благополучно!

Вечером, в гостях у Эдькиных родителей, я не скупясь на яркие краски рассказал о всех сегодняшних приключениях. В результате, в конце повествования отец Эдика схватился за голову и заявил, что запрещает мне ехать в Россию на машине.

— Это самоубийство! Мой знакомый, водитель с пятнадцатилетним стажем, и то, говорит, что ни за какие коврижки не согласился бы гнать машину в такую даль. А ты?! Только три дня как сел за руль, а уже …!
— Почему три?! — Искренне возмутился я. — Сегодня уже четвёртый

К ТЕЩЕ НА БЛИНЫ

Ещё вечером я поделился с Эдиком своими планами относительно следующего дня. Я собирался совершить деловую поездку в соседний городок Бохум — это примерно в сотне километров от нашего Виттена.

Причина, по которой эта поездка могла претендовать на звание деловой, была, конечно, высосана из пальца. Но сама идея, что я уже способен самостоятельно не только бесцельно накручивать на колёса километры, а ещё и совершать деловые поездки, привела меня в дикий восторг! На самом деле, я, просто-напросто, собирался посетить большой магазин электроники на предмет покупки настоящего, так чтобы без дураков, немецкого телевизора, «Бляупункт», или, уж на крайний случай, какого-нибудь «Грюндика».
Эдик снабдил меня подробной картой, в мельчайших деталях рассказал, как мне туда лучше ехать и какие опасности меня могут поджидать в пути. Опасность заблудиться, по каким-то не известным мне причинам, нами не рассматривалась. И, как выяснилось уже очень скоро, совершенно зря!

Стратегической ошибкой оказалось то, что в деталях проработан был только путь «туда», а вот что мне ещё и возвращаться нужно будет, как-то позабыли! Точнее не забыли, а просто не подумали о том, что «туда» и «обратно» — это совсем не одно и тоже! Даже если сначала может показаться и так. И уж совсем не одно и тоже, а даже две большие разницы, для неопытного водителя, а проще говоря «чайника», каковым я во время описываемых событий несомненно являлся!

И вот этот просчёт не замедлил сказаться. Возвращаясь из Бохума домой, я, поначалу, довольно уверенно держал курс ориентируясь по названиям населённых пунктов, которые уже проезжал по пути в Бохум, и по номерам автобанов. Но проехав примерно километров двадцать, вдруг с ужасом понял, что абсолютно не понимаю где нахожусь. Ни одного знакомого названия на придорожных шильдах, ни одной знакомой детали дороги!

Я остановился и стал внимательно изучать карту, но, и в ней, не нашёл даже намёка на то место, где, в данный момент, пребывал.

Связаться с Эдиком не было никакой возможности. Мобильников тогда не существовало, по крайней мере в широком пользовании, но даже из телефона-автомата я позвонить не мог ибо на память телефоны Эдика не помнил, а блокнот со всей информацией взять с собой не догадался! Сейчас такой проблемы возникнуть в принципе не может — смартфоны у всех у нас всегда с собой!

Расспросы аборигенов, тоже ни к чему не привели. Моих познаний в немецком языке хватало на то, чтобы поздороваться и спросить как проехать в Виттен, но понять, что они в ответ начинают с пулемётной скоростью тараторить, не было никакой возможности! Я только старался запомнить направление, в котором делался первый взмах рукой, потом просто кивал головой, выслушивая всю эту белиберду, которую, словоохотливые немецкие обыватели, обрушивали на мою голову, говорил Данке Шён и ехал какое-то время в этом направлении, потом останавливался и повторял всю процедуру сначала.

На пятый раз, очередной немец, вместо того, чтобы взмахом руки показать правильный рихтунг (направление), просто развёл руками, секунды три молчал, и только потом начал быстро и возбуждённо говорить. Я понял, что дело принимает совсем скверный оборот! Вместо того, чтобы приближаться к дому, я, вполне возможно, от него отдаляюсь! И, если дело пойдёт так дальше, можно вообще заехать, что называется, «куда Макар телят не гонял»!

Не очень вежливо прервав резким данкешёном затянувшуюся тираду немца, я сел в машину и, чисто на автомате, заведя мотор, медленно поехал вперёд. Дорога превратилась в какую-то живописную аллею …

Я уже стал бояться, что сейчас заеду куда-нибудь во Францию, а может быть и вообще в Африку, как вдруг в голове раздался звоночек: «Внимание! Внимание! Знакомые места! Ты знаешь эту дорогу»! И точно, — это была та самая аллея, по которой не далее, как пять дней назад (Как давно это было! Я ещё был убеждённым, закоренелым пешеходом и даже не мечтал сменить ориентацию!) мы ехали с Эдиком и его женой, Леной, к Лениной маме, или, если взглянуть с другой стороны, к Эдькиной тёще.

А почему мне эта аллейка запомнилась объяснялось просто. Лена, в тот момент, когда мы здесь ехали, рассказывала, один из леденящих кровь случаев из своей, богатой на события, жизни простого, немецкого врача-анестезиолога, иллюстрирующий её мысль о том, что такие вот аллеи чрезвычайно опасны для нашего брата (да, да, для моего, теперь, брата тоже) — автомобилиста. Ибо практически каждая авария заканчивающаяся встречей с деревом, обеспечивала почти стопроцентный летальный исход водителю и пассажирам. Вот я и всматривался внимательно в каждое дерево, как будто ожидал, что сейчас увижу висящую на этом дереве машину с торчащими оттуда безжизненными, испачканными в крови конечностями.

На сколько я запомнил, а, как выяснилось, запомнил я все на удивление точно, сразу за аллеей был переезд через какие-то рельсы, потом светофор, за ним поворот направо, и через метров сто по тихой уютной улице, небольшой, двухэтажный дом, где проживала теща Эдика.

Так все и оказалось! Трудно описать мою радость! Сама по себе смена статуса с «Потерявшегося» на «Приехавшего в гости» была уже радостным событием, но ещё больше вдохновляли воспоминания о прекрасном, вкусном вечере, который мы провели в гостях у тещи в прошлый визит.

Я сразу почувствовал себя бесконечно голодным и усталым. Правда, немного смущало то, что приходилось быть тем незваным гостем, который, как известно, хуже татарина. А также терзало опасение, что тёщи элементарно может не оказаться дома. Но звезды сложились удачно, и уже через пять минут я сидел за столом, в уютной Эдькатёщиной кухне, а Вальда Владимировна с энтузиазмом потчевала меня, ну давайте назовём это блинами (раз уж заехал к тёще — то, конечно должны быть блины!), и слушала душещипательный рассказ о последних, революционных событиях, происшедших в моей жизни.

Она, конечно, тоже не одобрила идею столь радикального обучения искусству вождения и моё предстоящее путешествие в Россию, но была приятно удивлена тем фактом, что уже на пятый день своего становления, как автомобилиста, я настолько оперился, что уже смог самостоятельно до неё доехать.

Конечно, путь домой был расписан тёщей даже не по километру, а по метру! Она начертила мне такой подробный план, который не стыдно было бы использовать при разработке какой-нибудь военной операции. В нём указывались даже названия всех магазинов, мимо которых мне надо было проезжать. И я, конечно, просто не имел права не доехать до дома Эдика безо всяких помарок!

Что я и сделал! Не помешал даже неожиданно хлынувший дождь, да такой силы, что с потоками небесной влаги не могли справиться даже включенные на максимальную скорость дворники!

Эдик уже был дома и я с удовольствием передал ему привет от тёщи, а потом, с не меньшим удовольствием, наблюдал, как у него от удивления вытягивается лицо.

— Ты же, вроде как в Бохум с утра собирался?!
— Так я и был в Бохуме. А на обратном пути, вот, решил твою тёщу навестить!
— ?!

Я конечно долго не смог испытывать Эдикино терпение и рассказал ему все перипетии сегодняшнего дня: как заплутал на обратном пути, как тщетно пытался самостоятельно найти дорогу домой и как, в конце-концов, Бог сжалился надо мной и чудом вывел прямо к дому Лениной мамы.

Эдик долго смеялся. То что Бог выбрал орудием моего спасения его тёщу, ему чрезвычайно понравилось.

— Нет, смех смехом но, в самом деле, это просто чудо! — сказал Эдька, когда немного просмеялся.
— Я даже не могу представить, как можно, вот так, на бум-лазере, попасть из Бохума к моей тёще! Это же больше сотни километров в сторону. То ли у вас с тёщей был предварительный сговор, то ли у тебя и впрямь, появились наверху покровители!

Я, конечно, знал, что верным, в Эдькином предположении, был второй вариант!

ЭДЬКИН ДР

Со всеми этими автомобильными страстями, как то немного забылось, что в тот день вся прогрессивная Германия должна была отмечать Эдькин День Рождения!

На этот вечер намечались грандиозные посиделки. Для этого благородного дела был уже зафрахтован небольшой греческий ресторанчик и были приглашены гости — вся русскоговорящая Виттенская тусовка, и тусовка из города Кассель, где проживает Эдикин брат Генрих.

Я вспомнил, что собирался написать поздравительное стихотворение по этому совсем неординарному поводу и поэтому сразу после завтрака вместо того, чтобы сесть за руль сел за письменный стол и полностью погрузился в эмпиреи стихосложения, другими словами: начал кропать стишок.

После, примерно получасовых, творческих потуг получился неплохой, на мой взгляд текст, который прекрасно ложился на музыку и, убивая тем самым сразу двух зайцев, прекрасно поздравлял с Днём Рождения и тактично намекал на приближающее ещё одно событие — торжественное вступление в официальные брачные отношения Эдика и Лены.

Потужась ещё с часик я переложил этот текст на три блатных аккорда и, в итоге, получилась прекрасная поздравительная песенка:

Не знаю повезло тебе иль как
Сумел ты убежать от Русской горькой редьки
Теперь со стороны глядишь на наш бардак
Тебя я с этим поздравляю Эдька!

Пусть расстояния диктуют свой закон
Теперь с тобой встречаемся мы редко
Но с глаз долой не перешло из сердца вон
Тебя я с этим поздравляю Эдька!

Ты эти годы потерял совсем не зря
И жизнь твоя теперь прекрасная конфетка
И скоро будет у тебя семья
Тебя я с этим поздравляю Эдька!

Конечно что-то может и не так
Ведь на ребро встаёт не каждая монетка
Ну не грусти, за твой, за Гебурдстаг!
Тебя я с этим поздравляю Эдька!

Проорав песенку раз тридцать и убедившись, что песенка эта уже буквально отскакивает от зубов, и что я могу уже ее петь не заглядывая в бумажку, отложил гитару, быстро оделся, завёл Гришку и поехал в центр Виттена, где было много больших магазинов, покупать Эдьке подарок.

Времени в запасе было не так, чтобы очень много. Эдька должен был приехать с работы часикам к пяти, но ещё раньше ожидался приезд тусовки из Касселя. Они, в отличии от Виттенских гостей, должны были приехать к Эдику домой, а уже оттуда, все вместе, мы должны были отправиться в ресторан. После двух я должен быть дома и ожидать их приезда.

К счастью, дорога до магазина, покупка подарка и обратная дорога, прошли, что называется, без сучка и задоринки! Я помнил всю дорогу наизусть и поэтому вовремя совершал перестроения, знал где можно разогнаться, а где нужно держать ушки востро. Даже в центре удалось практически сразу найти место для парковки идеально подходящее, как к запарковке так и к отпарковке. В общем всё прошло прекрасно и уже в половине второго я был дома готовый к приёму гостей.

Готовность состояла в том, что я был умытый, побритый, надушенный, на столе стояла бутылочка коньяка, а под столом ящик пива.

Гости прибыли в начале четвёртого в количестве пяти человек: Генрих с женой Иринкой, Сергей с Леной — красивая пара, бывшие профессиональные танцоры бальных танцев, в данный момент живущих, как и Генрих в Касселе и зарабатывающие себе на жизнь обучением танцам немецких детишек, и Ваня — бородатый, весельчак гинеколог.

До приезда Эдика мы душевно провели время за разговорами под коньячок. Звездой наших посиделок был, конечно, Иван-гинеколог. Он поведал нам столько забавных историй происходивших на и вокруг гинекологического кресла, что я уже стал жалеть, что закончил технический ВУЗ, а не мединститут! Вряд ли, мои рассказы, к примеру о поведении переменного тока в обмотке статора в режиме короткого замыкания, имели бы такой же успех у публики!

Хотя, если быть до конца откровенным, одна такая медицинская история в моём багаже есть: как мы с другом Женей, прикинувшись студентами медиками, принимали роды! Довольно забавная история, и я вам её обязательно расскажу, но конечно не сейчас.

ВЕЧЕР В ГРЕЧЕСКОМ РЕСТОРАНЕ

В ресторан, от Эдькиного дома, ехали на трех машинах. Когда определялись, кто в какой машине едет, никто, как ни странно, не хотел ехать вместе со мной. Видимо, мой опыт вождения длительностью в одну неделю доверия не вызывал. Эдик сначала пытался найти добровольцев, но безуспешно! Пришлось назначать добровольно-принудительно. Но, вопреки опасениям, до греческого ресторана мы добрались абсолютно нормально, безо всяких происшествий.

Ресторан, как и ожидалось, оказался уютным, вкуснопахнущим и уже, что называется, под завязку заполненный гостями. В основном, это были так называемые русские немцы. Столы, выстроенные буквой Г, в дальнем от входа конце большого зала, просто ломились от угощений. Когда мы вошли в зал, в честь новорожденного грянула музыка и аплодисменты.

И началось веселье! Сначала, конечно, только ели и пили, а когда наелись и напились стали петь и танцевать.

Мою песню про Эдьку, мы с Эдькой исполнили под общий восторг собравшихся, пара танцоров изобразила поразительной красоты бальный танец и даже официанты ресторана, в котором мы гуляли, блестяще станцевали«Сиртаки». Так зажигательно плясали, что к ним, очень быстро, присоединилась бОльшая часть гостей.

Был только один момент в праздненстве, который не устроил большинство из мужской части собравшихся. Это то, что крепкие напитки не стояли общедоступно на столе, а подливались официантами по требованию.
Официанты наливали не по-гречески, а, скорее, по-немецки! То есть, совсем по чуть-чуть, в мизерные рюмочки. Такую вкинешь в рот и даже не почувствуешь, и опять приходится звать, а потом ждать официанта с бутылкой. Нет, на самом деле, очень неудобная система!

Но выход был быстро найден. У одного из весьма предусмотрительных родственников Эдика, которого, не знаю, кстати, или не кстати, но тоже звали Эдик, в багажнике оказался притырен целый ящик коньяка. Под предлогом перекура, компания особенно страдающих от недопива, а именно, я, хозяин ящика, Эдик, брат Эдика Генрих, отец Эдика, Иван-гинеколог, танцор Сергей, и еще несколько мужиков, время от времени выходили во двор, становились вокруг багажника и раскупорив очередную бутылку коньяка, быстренько, под шуточки-прибауточки, ее опустошали.
Таким образом, удалось добиться того, что градус веселья оставался всегда на должном уровне.

Домой возвращались далеко за полночь и в хорошем подпитии. Эту часть праздничного вечера я помню очень слабо, что, в общем-то, и неудивительно! Одно могу сказать точно — праздник удался!

Часть II. Возвращение домой

Реклама
  1. Маринка
    18.02.2010 в 00:02

    И где же продолжение?!!

  2. 18.02.2010 в 06:29

    Уже давно собираюсь закончить этот мемуар, но все руки не доходят! Надо будет взяться. Марина, спасибо за интерес! 🙂

  1. 30.03.2010 в 09:16
  2. 02.02.2016 в 11:33
  3. 05.02.2016 в 09:50

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: